КРАЙ ТАЙГИ. PRIMDISCOVERY
50 оттенков серого.
Чем удивляет приморская Арктика зимой?
текст Дарья Червова, фото Александр Хитров
Хотите потрясающих эмоций - окажитесь в «УАЗике и отправляйтесь за тридевять земель. Какой бы гладкой ни оказалась дорога, магия этого авто заставит вас трястись и качаться в разные стороны. Вы будете держаться за ручку двери, за соседа, за воздух. И еще пытаться беречь вещи - полеты по салону редко идут чему-либо на пользу. Но в этом состоянии есть своя прелесть - вы предвкушаете приключения. Ради путешествия в соседний город проходимая машина не нужна, так ведь?
*
Экспедиция стала третьей в рамках мультимедийного проекта «Край тайги» команды PrimDiscovery и единого портала о Дальнем Востоке NaDV.ru.
Мы с фотографом Сашей Хитровым и видооператором Демьяном Карповым оказались в «УАЗике» Ханкайского заповедника как раз в поисках приключений. И надо сказать, нашли. Конец марта еще мог сойти за зиму, поэтому наша команда отправилась в Спасск-Дальний за кадрами снега и скованной льдом Ханки. По проекту «Край Тайги" нужно успеть снять все шесть заповедников Приморья в каждое время года - нельзя терять времени!

Руководство Ханкайского заповедника отреагировало на наш запрос об их участии в проекте положительно. И не только руководство - все сотрудники приняли нас дружелюбно, каждый оказался готов помочь, чем может. Директор Юрий Сушицкий познакомил нас с инспекторами, как раз собравшимся на ежемесячное обучение. В отделе экопросвещения нам рассказали об экоцентре заповедника, о проведенных городских акциях. Заместитель директора Ирина Федун выдала пропуски на территорию заповедника сроком на год. Каждый рассказал, что и когда лучше снимать.

И первым делом мы отправились снимать торосы. Это зимняя достопримечательность Ханки - нагромождение обломков льда. Местные рассказали, что не каждый год озеро обрастает прозрачными глыбами, но этой зимой красота была невероятная.

Озеро Ханка: пограничное состояние
В апреле 1996 года между Правительствами Российской Федерации и Китайской Народной Республикой подписано соглашение о создании на базе Ханкайского заповедника в России и китайского заповедника «Синкай-Ху» международного российско-китайского заповедника «Озеро Ханка».
Итак, «УАЗик-пикап, теплый мартовский день, яркое солнце и заряженная камерами команда PrimDiscovery в компании инспектора Дмитрия. Мы двинулись навстречу Ханке и совершенно не знали, что нам предстоит. Машина выехала из Спасска, проехала мимо нескольких населенных пунктов и свернула к озеру. Гравийная дорога из острых камней, разъезженная "шишигами", оказалась не единственным вариантом дальнейшего движения по маршруту. Дмитрий сказал, что по каналу, расположенному параллельно, ехать быстрее и приятнее. Так мы оказались на льду.

День, когда мы оказались в тех краях, был первым по-весеннему теплым в районе Спасска-Дальнего. Солнышко слепило и припекало, снег на поверхности подтаял, на льду даже образовались лужи. Мы ехали по следам протекторов и почти не волновались. Разве что я, уточнив глубину канала - четыре метра - приняла вид задумчивый и отстраненный.

Мужчины держались молодцами, шутили и переговаривались. Мы периодически останавливались, чтобы прикрепить камеру к капоту или сбоку машины. Открывая дверь, Демьян выходил и резко приседал на корточки, пугая меня, мол, ушел под лед. Не самая добрая шутка, но со временем мне удалось успокоиться. В конце концов, тут постоянно ездят инспекторы заповедника. Им же лучше знать.

Озеро Ханка (по-китайски 兴凯湖 — Синкайху) — самый крупный пресноводный водоём на территории Дальнего Востока. Его площадь 3030 кв.км, наибольшая глубина — 6,5 м. В озеро впадает 24 реки, а вытекает две.
И тут машину слегка тряхнуло, мы резко остановились. Парни сказали мне быстрее открыть дверцу. Шутят опять.

- В таких ситуациях нужно быстро открывать дверь. Я не шучу, - сказал Демьян. - Если чувствуешь, что машина начала уходить под лед, надо обеспечить пути отступления.
Что? Уходить под лед? Тут я увидела, что Дмитрий уже на улице и быстро набирает чей-то номер в телефоне.
Ладно, дверцу я открыла. И поторопилась тоже выйти из уазика. Передние колеса на треть ушли под рыхлый лед, место обступали лужи. Я почувствовала, как адреналин пустился в пляс по венам и артериям. Захотелось на сушу.

Саша прошел впереди и помог мне перешагнуть лужу, в которую наступил. Мы оказались на дороге. Причем оказалось, что и Саша, и Демьян вылезли из машины, прихватив по камере. В итоге один начал снимать видео, другой запустил коптер - ни тени беспокойства, работа кипит. Я подумала, что накручиваю, и тоже успокоилась.

Тем временем наш уазик вытянули друзья Дмитрия, отозвавшиеся на его просьбу. Парни на "шишиге" быстро вытянули машину, но предупредили, что на озере опасно.

Тут стало понятно, что мы собираемся ехать по Ханке. Новая волна беспокойства настигла меня за считанные мгновения, но быстро утихла - ребята сказали, что не поедем. Только по дороге до бывшей дачи Пушкарева прокатимся и всё. Но они обманули.

Сначала всё шло по заявленному плану - мы выехали к озеру и дороге вдоль него, где впервые увидели замерзшую Ханку. Бесцветное мартовское небо плавно перетекало в серовато-белый лед, стирая границу горизонта. Лишь зависшие в этой белесой бесконечности тонкие прутики деревьев выдавали границу ледяного полотна. Мы остановились сделать несколько снимков и остались на одном месте примерно на полчаса.
Окружающая красота настолько околдовала ребят, что мы плавно переместились на уазике к концу дороги и под дружное мужское "Конечно, поехали!" снова оказались на льду.

Дмитрий сообщил, что до торосов ехать 9-10 км. Не буду развлекать читателя своими переживаниями в тот момент. Мне тогда хватило насмешек напарников.
Скажу только, что когда страшно, время кажется тягучим, а воображение рисует страшные картины хлеще любого хоррора.

Поначалу я даже не понимала, какая красота творится вокруг. Но именно взгляд в окно заставил успокоиться. Бескрайняя ледяная пустыня, узоры из появившихся облаков, 50 оттенков и белого, и серого - оторваться от зимней Ханки невозможно.
Нашим пунктом назначения были торосы. Когда-то я жила на Байкале и видела там замерзшие волны. Теперь почему-то связала всё в одно и ожидала увидеть нечто подобное. Оказалось, что торосы - это всё же немного другое. В отдельных местах на озере из-за сжатия покрова образуются насыпи изо льда. Куски замерзшей воды разных размеров возвышаются над Ханкой и переливаются в лучах солнца. Будто кто-то сгреб осколки разбитого сосуда и оставил так.

Мы долго лазили по глыбам изо льда, представляли себя экспедицией в Арктике, слушали хруст снега под ногами и искали игру света в бликах и отражениях замерзшей воды. Комфортная температура воздуха позволяла наслаждаться процессом, не отвлекаясь на холод. Некоторые льдинки рассыпались под руками тонкими острыми палочками. Другие начинали плавиться на солнце, обрастая прозрачными пресными слезами.
Розовые, синие, оранжевые цвета разлились по небу. Серость всего остального только добавила красок происходящему. Какие же везунчики жители Ханки! Если здесь такая красота зимой, то что мы увидим летом?
Однако начинало смеркаться. Идея кружить полночи по "арктической" пустыне озера Ханка никому не показалась заманчивой, поэтому все быстро собрались, и машина поехала к берегу. Было почти не страшно. К тому же красное солнце, прятавшееся за горизонт, разукрасило небо такими оттенками и узорами, что способность бояться куда-то улетучилась.

Едва машина выбралась на берег, я с облегчением выдохнула. Накатила усталость и то самое расслабление, которое бывает, когда нагулялся зимой на улице, надышался прозрачным прохладным воздухом. Мы ехали в прогретой машине и предвкушали горячий ужин и теплые постели. Окно уазика немного приоткрыли, оттуда по пути в Спасск то и дело доносились первые весенние ароматы. Сначала запах сена и коров, затем - жженой травы и тлеющего угля в печи.

Это стало приятным завершением дня. Мы переночевали в конторе заповедника и на следующий день отправились во Владивосток. Совсем скоро мы вернемся на Ханку, но теперь уже за кадрами весны. А она здесь начинается с прилетом птиц.

Яндекс.Метрика