Край Тайги

Звёздные ночи Сихотэ-Алинского заповедника
Приморский Сихотэ-Алинский заповедник в феврале – настоящая зимняя сказка. Застывшие во льдах озёр волшебные узоры, россыпи звёзд на небе и дикие звери в лесах… Трэвел-журналисты провели несколько ночей в зимней тайге, чтобы поделиться яркими впечатлениями и красочными фотографиями уникального места. Экспедиция стала первой в рамках мультимедийного проекта "Край тайги" команды PrimDiscovery и единого портала о Дальнем Востоке NaDV.ru.
Тишина
Лежу и слышу шелест морских волн, шуршание ветра и скрип снега. Слышу отдаленные звуки проезжающих в пяти километрах фур. Слышу тишину этого леса: темного, неприветливого и зимнего.

Мысли
Лежу и думаю о вечном. О космосе, звездах, планетах и галактиках. Перед глазами открывается игра света и тьмы. Бесчисленное количество небесных светил рассыпались от горизонта до горизонта. Это зрелище завораживает, поглощает меня с головой в пучину бесконечности. Растворяет среди этих огоньков, дающих еле заметные блики на прозрачном льду. Делает меня невидимым и совсем незначимым для всего окружающего. Делает из меня песчинку. Настолько глубоко я оказался. Мы оказались.
Нас трое: я, Демьян Карпов и Евгений Табалыкин (он подъехал еще утром). После долгих сборов и споров с собой, что брать, а что оставить, все-таки выдвинулись в путь. Наша цель - кордон Голубичный. Летом до него идти по одноименной экологической тропе 2-3 часа, зависит от темпа ходьбы. Женя пообещал, что зимой мы преодолеем этот путь за меньшее время – час-два. Я предполагал, что вряд ли – все-таки когда находишься в столь прекрасном месте, нельзя просто идти, нужно смотреть, видеть, фотографировать и снимать видео. Нужно работать. Собственно, за этим и приехали. Помимо ночных пейзажей собирались отснять ледяные просторы двух озер, Благодатного и Голубичного.
Фотографом-пейзажником быть нелегко, особенно когда поход с ночевкой. Помимо тяжелой многочисленной аппаратуры у меня были тяжелый зимний спальник, запасные теплые вещи, немного еды. Если расписывать и фототехнику, то на своём горбу нес: два штатива, две фотокамеры импортные, четыре объектива (два ширика, макрик и телевик), видеосвет, экшн-камеру, запасные батарейки, фильтры, тросик, квадрокоптер и прочую мелочевку.
Общий вес рюкзака составил 10-15 кг. Не так тяжело, конечно, но когда предстоит нелегкий переход по снежной тайге, это то еще удовольствие. Мало того, что идти с ним неудобно, так еще на шее болтаются два фотоаппарата, и ими нужно снимать и фото, и видео, а еще штатив в руках нести. В общем, человек-ёлка или человек-оркестр, кому как нравится.
Выйдя с кордона Благодатное, мы пошли не обычным путем по тропе "Озеро Благодатное", а по бураннику (путь, проложенный снегоходом). Тропа проходит по дубовой чаще, выходит на болото и через заросли камыша к озеру - иными словами, напрямик.
Чуть зайдя в лес, я ощутил прилив сил. Рюкзак тянул к земле, коленка тут же начала ныть, хотя перемотал её перед выходом. На снегу виднелись следы человека. Это рыбаки, зимой им разрешают рыбачить на льду озера. Бесчисленные следы кабанов пересекали нашу тропу - в этих лесах их много. Одного мы видели утром с квадрокоптера - он бежал от дороги в сторону замерзшего ручья. Кабан был один, он был напуган звуком дрона. Мы решили не мучить животное и, завидев его беспокойство и бегство, тут же отстали и полетели в противоположную сторону.

Мир природы настолько хрупок и уязвим, что малейшее проникновение в него - это стресс. Мы стараемся не допустить этого. Но иногда невозможно устоять перед соблазном подлететь к животине поближе. Так, с помощью того же квадрокоптера наблюдали вблизи стадо оленей, которое паслось недалеко от кордона. Животные поначалу боялись дрона, но потом привыкли и перестали обращать на него внимание. Это позволило получить уникальные кадры.
Left
Right
Мы вышли из леса и оказались на замерзшем болоте. Сейчас оно выглядело как обычное поле с ломкой травой и невысокими березками. Летом же, проходя эти участки, мы по щиколотку вязли в прохладной воде. Порой даже уходили по колено в пучину - затягивало. После болота идет высокая трава, в которой любят прятаться утки и олени, а следом озеро. Большое, блестящее, с черными точками-рыбаками оно растянулось с севера на юг на 2 км. Это расстояние шли дольше всего.
Пройдя по озеру 50 метров, мы сбросили тяжелую ношу и стали фотографировать лёд. Точнее, то, что в нем было. Замурованные травинки, части водорослей, прозрачные пузырьки воздуха - все это образовывало завораживающее зрелище «Застывшие во льдах». Природа создала настоящее полотно с произведениями искусства - настолько утонченной была эта работа. Настолько красиво это выглядело. Жаль, что фотоаппарат не может в полной мере передать восторг от увиденного.
На преодоление двух километров по ледяному царству ушел ровно час. Кажется, за это время мы успели сфотографировать каждую травинку, каждый пузырик воздуха, даже квадрокоптер запустили. Но время поджимало - оставалось перевалить через хребет, пройти еще по одному озеру, добраться до кордона, растопить снег, приготовить поесть и успеть отснять закат, начать подготовку к ночным съемкам.
Летом "перевалить через хребет" означало идти долго в сопку, потом долго спускаться к озеру Голубичному. Тропа Бухта Голубичная проходит немного восточнее от места, где шли мы. В итоге наш переход от озера к озеру занял 20 минут вместо часа. Я даже не успел устать и тем более удивиться.

Лед на озере Голубичном был заметен снегом - оно и понятно, кругом поля, равнины. Летом здесь можно встретить множество разнообразных птиц,зимой реже. В этот раз нам повезло - увидели белую сову. Редкое зрелище. Эту большую птицу гнала черная ворона. Видимо, показывала права на территорию.
На этот раз мы не стали задерживаться на озере, а сразу пошли к кордону. На часах было без двадцати четыре, закат становился всё ближе.

Добежав до избы, первым делом растопили печь, набрали в ведра снега и стали его топить. Ждать. Это долгий процесс. Демьян завалился спать, а мы с Женей пошли на пляж провожать зимнее солнце.
Летом пляж бухты Голубичной песчаный, теплый. Идеальное место, чтобы лечь и позагорать. Посреди пляжа – устье речки Голубичной. Мы застали его замерзшим, а летом оно дает воду инспекторам и туристам во время экскурсий, животным, обитающим в этих местах: кабанам, оленям, медведям и даже амурскому тигру. Зимой пляж покрыт тонким слоем снега и огромными льдинами. Они прозрачные, тяжелые, блестящие и красивые. Поначалу я думал, что это идеальный передний план для съемки ночного неба, но мы выбрали локации интереснее.
Ярким предметом закатной фотосессии стали покрытые льдом камни на севере бухты. Первую камеру поставил чуть поодаль от воды для съемки таймлапса, со второй бегал от камня к камню в надежде найти тот самый идеальный ракурс. Не удалось. Ушел проверять снег в избе.
Вы когда-нибудь бывали в инспекторских избах, или как еще их называют, зимовье? Если нет, то представьте одноэтажный деревянный дом: покатая крыша, два небольших окна, из трубы струится белый дымок. На улице холодно, и хочется быстрее добраться до этого места. Пусть и с печкой придется повозиться, но все равно там безопасно, сухо и тепло. Внутри не так просторно, как кажется: нары занимают одну сторону избы, стол и печь другую - вот и все. Рядом с печью кастрюли, ведра, чайник, на столе старая керосиновая лампа, истертая до дыр скатерть. Над столом сколоченные наспех полки с приправами, спичками и одним огрызком свечи. Под столом пластиковый бак, в нем немного еды длительного хранения: крупы, сахар, сублимированная лапша, тушенка, кое-какие столовые приборы. Над нарами висят скрученные рулетом матрацы - их специально подвешивают, чтобы уберечь от мышей.

Кстати о грызунах. Мыши - это завсегдатаи кордонов. Они не только досаждают своим присутствием, но и скрашивают время. К примеру, в этот раз мы пытались снять на видео одну наглую мышь.
Поедая только что приготовленный ужин из тушенки с макаронами, кто-то из нас периферийным зрением увидел торчащую из под кирпичной кладки печки маленькую серую мордочку. Она что-то вынюхивала, быстро втягивая подвижным носиком воздух. Видимо, почуяла еду и выбежала попрошайничать. Так как закат уже отсняли, и у нас было в запасе около трех часов до вылазки в ночь, решили заняться съемками этого грызуна. Аккуратно, чтобы сильно не спугнуть хозяйку избы, расставили у кирпичей камеры, выставили свет, настроили фокус на заранее приготовленном куске сала и стали ждать. Фотоохота на заповедное животное, пусть это и мышь, началась. Она вышла не сразу, сначала появился носик, потом выползли усы, мордочка. Сало манило её, да еще и кусочек хлеба лежал рядом - настоящий праздник живота. Движения мыши были резкими, короткими перебежками она преодолевала по несколько сантиметров. Пробежит - остановится, пробежит-остановится. Заполучив кусок сала, она умчалась в нору. Но сало без хлеба - где же это видано? Мышь вернулась, так же быстро схватила кусочек хлеба и убежала к себе. Высунув чуть-чуть из тьмы мордочку, стала есть лакомство. Камеры все это время снимали видео. Знала об этом мышь или нет, неизвестно, но кадры получились забавные. За очередным куском сала никто уже не пришел, да и новая порция хлеба осталась нетронутой. Кажется, мы закормили её этими небольшими кусочками. Хотя, если сравнить небольшой кусочек сала с размерами этой мыши, то окажется, что ей его хватит минимум на месяц.
Сложно в это поверить, но два часа, что мы следили за мышиной норкой, пролетели незаметно. Еще немного поболтав, собрались, утеплились и выдвинулись в ночь.

В 23 часа началась наша активная фаза поездки - съемка ночных пейзажей. Я очень гордился собой, что не поленился тащить сразу два штатива, это значит, что теперь можно было одновременно писать два таймлапса с разных локаций. Первое место приметил еще когда подходили к избе - это одинокое дерево в поле. Если снимать его снизу, то должно получиться очень красиво - звездное небо обволакивает спящее растение. Установив штатив и выставив параметры на фотоаппарате, мы пошли дальше - на озеро.
Идти по ночному лесу зимой, когда видны многочисленные следы кабанов, жутковато. Очертания голых деревьев, извивающихся в застывшем танце, придают лесу еще больше таинственности и некой сказки. Необязательно доброй, скорее наоборот - злой. На улице было морозно, но не холодно, ветра не наблюдалось, небо оставаось чистым, луна отсутствовала - повезло. Мы ждали этой поездки долго именно ради погоды. И нам повезло. Редко такое бывает, но бывает.

Свет фонарика терялся на расстоянии 15-20 метров. Я видел снег, деревья, идущих впереди товарищей. Никого больше. Затем, отвернувшись от них и закрыв рукой фонарь, оказался в полной темноте. Но стоило чуть поднять голову или глаза - сразу увидел звезды и чуть светлое небо. Захотелось оказаться одному в этой безмолвной заповедной глуши. Чем дольше так стоял, тем дальше уходили товарищи, и тем страшнее становилось. Да, я боюсь темноты. Пришлось заканчивать релаксировать и заняться делом.

По озеру долго гулять не пришлось. Нужен передний план, лес и направляющая линия в кадре - все это было рядом с берегом. Ветви деревьев слева, каменистый берег, уходящий вдаль, и трещина, следующая вперед. Процедура та же: выставить штатив, параметры на фотоаппарате, сделать несколько пробных кадров, запустить прошивку Magic Lantern и уйти.
Чтобы на выходе получился 10-секундный ролик в режиме таймлапс, необходимо сделать около 300 кадров. Один кадр делается 30 секунд, интервал между ними 2 секунды. За камерами мы вернемся через 3 часа, а пока можно было и поспать...
Будильник прозвенел в 2:30 ночи. Быстро собравшись, без особых проволочек мы пошли на озеро. Всегда волнительно забирать камеру, когда оставляешь её без присмотра. Нет, мы не боялись, что её кто-нибудь утащит - людей здесь нет, а звери... Зверей тоже не боялись. Страшно было, что камера на морозе могла выключиться и перестать снимать. Соответственно, и нужного количества кадров не было бы. Но все обошлось - камеры продолжали снимать, лишь разрядив по половине батареи.

Я забрал сначала камеру с озера, потом с поля. Настала пора искать новое место для съемок. Ребята решили лезть на Каланчу - красивые скалы чуть поодаль от кордона. Яне смог подняться туда из-за больного колена и решил выставить камеры на пляже - одну направить на горы и небо, а другую на избу. И не пожалел об этом, кадры получились очень хорошими. Особенно те, что с избой.
Камеры забрали уже на рассвете. Мы не услышали будильник, проспали. Батарейки на фотоаппаратах были полностью разряжены, причем та, что смотрела на избу, вырубилась спустя часа полтора - т.е. в итоге у меня не вышли те десять секунд таймлапса. Обидно. Отсюда и правило - даже если в запасе остается еще половинае батарейки, меняйте на новую, она может неожиданным способом разрядиться.

Завтракать не стали, лишь попили чаю. Поснимали рассвет в бухте и отправились в обратный путь. Затем весь день провели в поселке Терней - нужно было отвезти Женю в контору заповедника, ну а нам сделать несколько звонков на большую землю (связи в заповеднике нет), и докупить кое-каких продуктов.
Впереди нас ждала еще одна бессонная ночь. На этот раз снимали ночные пейзажи на озере Благодатном и в близлежащих локациях. Именно там я лег на лёд и долгое время смотрел вверх. Именно там я вспомнил своё давнее увлечение астрономией, мечту купить телескоп и экваториальную монтировку. Именно тогда я размышлял о вечном, об одиночестве, о людях и о профессии фотографа-пейзажиста. Размышлял о людях, которые издают книги, делают сайты, выпускают сувенирную продукцию и просто используют фотографии для каких-либо целей. Размышлял о звонках и письмах, где просят подарить фотографию, пожертвовать ради благого дела... "Вам что, жалко?", "Дайте фотографию даром!", "Нам всего одну!", "Это будет вам пиаром!", "Мы укажем вашу фамилию", "О вас узнают многие"... Труд фотографа обесценен. В глазах этих людей мы просто гуляющие на свежем воздухе альтруисты, меценаты, благотворители, которые снимают "всякую фигню", а потом еще и денег за это просят. Эти люди обижаются, когда им отказываешь, они обвиняют тебя в меркантильности, обзывают жадиной. Они не понимают, что это такой же труд, как и их, как и других людей - это тоже профессия, которая должна приносить деньги. За "спасибо" и "пиар" ничего не купишь, не обновишь технику, не заправишь автомобиль, просто не проживешь.
Но в тоже время хочется как можно большим людям показать ту частичку нашей природы, которую удается сохранить силами сотрудников заповедника, национальных парков, заказников. Противоречивые мысли возникают в голове.
Но звук затвора приводит меня в чувство, да и холод, исходящий от льда, не дает расслабится. И идти уже пора. Перед очередным ночным таймлапсом хотелось еще немного согреться в избе, выпить чаю и поспать хотя бы пару часиков перед сложной дорогой домой.
Текст, фото и видео: Александр Хитров
Яндекс.Метрика