Настройка сайта под ваши интересы, которую всегда можно изменить
Запомнить
Я хочу
узнать всё про
инвестировать в
узнать всё про
переехать на
Дальний Восток
Глава "Русагро" Максим Басов. Фото: ТАСС/Смитюк Юрий

Максим Басов: «Русагро» готова обеспечить Дальний Восток свининой за три года

Группа компаний «Русагро» развивает на Дальнем Востоке сразу три направления – животноводство, маслоэкстракцию и сельхознаправление в целом. Генеральный директор «Русагро» Максим Басов в интервью агентству East Russia рассказал, как компания работает в ТОР, когда сможет обеспечить регион мясом и как собирается выйти на азиатский рынок.

О планах

– Когда заработает свиноводческий комплекс?

– Мы планируем поставить животных уже в первом квартале следующего года. И у нас первая свинина выйдет на рынок Приморского края уже в конце 2018 года.

– За какое время можно удовлетворить внутренний спрос на свинину при тех потребностях, которые есть сейчас?

– Довольно быстро, в течение трёх лет. Наша доля в потреблении предположительно составит 30–35% на Дальнем Востоке. При этом мощность производства будет на уровне 60–80 тысяч тонн.

– А что касается развития и производства той продукции, которая пойдёт на экспорт, это будет вторая очередь?

– Мы приступим ко второму этапу, когда откроются экспортные рынки. В противном случае мы не начнём второй этап. На данный момент мы можем поставлять только термически обработанное мясо в Японию. Это в основном колбасы и другая переработка, не самый интересный для нас рынок. Это малые объёмы. Для нас самый интересный рынок – это свежее мясо, в Китае и в Японии. На первом месте из этих двух стран, конечно, Китай, потому что у нас очень хорошая логистика в Китай из Приморья.

– Как вы оцениваете, когда могут открыться рынки Китая и Японии для нашей мясной продукции?

– Вы знаете, некоторые европейские компании по 30–40 лет вели переговоры, чтобы войти на китайский рынок. Бразильцы вели переговоры 40 лет, прежде чем их пустили. И нам китайцы прямо отмечают: «Когда мы с вами говорим о трёх годах, вы должны понимать, что это ничто». Сколько в действительности нам времени потребуется, не знаю. С российской стороны подключились все возможные ресурсы, переговоры ведутся на высшем уровне, нам остаётся только ждать.

Что касается Японии – это тоже очень закрытая страна. Хотя некоторые эксперты считают, что Япония скорее откроет рынок для России, чем Китай. Но когда бы это ни произошло – зарубежным рынком нужно очень серьёзно заниматься. Даже если рынок открыт, также надо вкладывать большие деньги, устраивать дистрибуцию, нанимать людей. Любой рынок, российский, японский, американский, он не пустой, надо конкурировать.

– Кроме свинины рассматриваете ли другие направления производства?

– Сейчас рассматриваем проект по производству курицы, тоже в рамках ТОРа. До конца года рассчитаем проект и примем решение – будем делать или нет. Ещё одно направление – молочное животноводство. Тоже на этапе расчётов. В целом на Дальнем Востоке у нас огромная программа, вкладываются большие деньги. В проект по мясу будет вложено почти 20 млрд рублей. 4 млрд рублей мы уже вложили в сельское хозяйство. Если будем делать курицу, то это ещё 15 млрд рублей, если запустим молоко в двух кластерах, то это ещё 30–60 млрд рублей.

– Как развивается растениеводство? Этот бизнес успешно стартовал?

– У нас сейчас примерно 80 тысяч гектаров земли в Приморском крае, в этом году мы засеяли где-то 54 тысячи гектаров. Из этого 6 тысяч пшеницы, 13 тысяч кукурузы и 35 тысяч гектаров сои. Кукуруза и пшеница, вероятно, вся пойдет на экспорт, куда – будем смотреть исходя из рыночной ситуации. Соя – либо в Китай, либо будет переработана в России. В Уссурийске нам принадлежит завод «Приморская соя», на нём выгодно перерабатывать урожай в масло и в шрот.

– Компания работает в Приморском крае. Какие-то другие регионы Дальнего Востока вы для себя рассматриваете?

– Мы ведём консультации с руководством Хабаровского края по молочному животноводству. Правительство региона выглядит заинтересованным, эффективным. У нас конструктивный диалог, думаю, до конца года мы определимся с решением.

О работе в ТОР

– В чём для компании основная выгода от реализации проекта в условиях ТОР?

– На сегодняшний день для нас принципиально важным является создание инфраструктуры. Инфраструктура строится, и деньги на неё выделены именно в рамках программы ТОР. Если бы не было инфраструктуры, проекта не было бы – он бы не окупился ни при каких условиях. А дальше – для нас достаточно значима экономия на едином социальном налоге, которую даёт ТОР, и некоторые льготы по таможенной очистке импортного оборудования.

– Пользуется ли компания другими инструментами развития Дальнего Востока?

– Мы пользуемся услугам Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке – они дают весьма существенную поддержку для персонала, который мы перевозим из Центральной России. Люди получают субсидию на переезд, которую не надо возвращать, если человек проработает в регионе определённое время.

О кадрах

– Насколько дальневосточный бизнес компании обеспечен сегодня кадрами?

– Наш бизнес никогда не бывает полностью обеспечен кадрами, потому что всегда приходится кого-то менять. Но в целом на Дальнем Востоке нормальная ситуация. У нас в Приморье сейчас работает под тысячу человек. Из них 90% – местные.

– Оставшиеся 10% привозите из Центральной России?

– Мы отправляем в Приморье уже подготовленных, проверенных людей, которые сегодня работают на наших предприятиях в других регионах страны. Это ключевые специа­листы и руководители, которые знают технологии и которые могут их применять.

– По вашему опыту, что нужно предложить специалисту из европейской части страны, чтобы он переехал на Дальний Восток? 

– Конечно, ключевые специалисты, из-за того, что мы их везем, получают прибавку. Потому что для того, чтобы человека мотивировать, обычно нужно ему предложить больше. Но иногда, если видим перспективу в сотрудниках, то предлагаем им на Дальнем Востоке новые карьерные возможности. Тогда они получают не больше, чем в европейской части, но у них есть неплохая мотивация.

–  Сколько рабочих мест будет ещё создано в ближайшее время?

– За два года – ещё 2 тысячи человек. У нас, кстати, открыта ярмарка вакансий в электронном виде, все видят, где какие вакансии.
Загрузить еще
Самое читаемое